Политика и экономика. Два мира — две революции

Политика и экономика. Два мира — две революции

Когда сегодня я вижу, как кто-то призывает народ к революции или, как старую заезженную пластинку, не без собственной выгоды эксплуатирует идеологию коммунизма, то в душе я с иронией для себя замечаю: — «Это же надо, жизнь течёт, время меняется, а коммунистов это будто и не касается. Всё в одной поре, как и столетие назад. Будто их всех пересыпали нафталином и в банке заформалинили. Разве что, наши вожди формалиновые, желая с комфортом въехать в свой коммунистический рай, сменили броневики на новенькие мерседесы, а по сути, так ничего и не меняется».

Нет, я ничего не имею против основоположников марксистско-ленинской философии. В своё время я на отлично сдал госэкзамен по политэкономии, истории партии и научному коммунизму, отчего каких-либо претензий лично товарищам Марксу, Энгельсу и Ульянову-Ленину я не имею. Более того, к столь великим философам своего времени и поныне отношусь с почитанием. Впрочем, точно так же, как и к иным передовым мыслителям прошедшего времени, чьи взгляды сказались на развитии всего человечества.

Вот только время не стоит на месте. А потому та мысль, что была передовой для былого столетия, сегодня таковой не считается. Любая теория подтверждается практикой, а практика, указывая на несовершенства прежней теории, вынуждает учёных совершенствовать свою науку и былые теории.

Когда же, несмотря на все негативы прошедшего времени, и через столетие теория не меняется, а политики, как и прежде, прибегают к догмам марксизма-ленинизма, то это уже либо слепой фанатизм, либо политическое сектанство, что с настоящей наукой не имеет ничего общего.

Нет, сама по себе философская мысль советского времени, может, и не лишена интереса, но тот опыт болевых ощущений, что вместе с ней в себя впитало советское общество, уже изначально всех вынуждает от неё отказаться. Так вместо старых советских идеологем, совершенно не воспринимающие какого-либо анализа, приходят идеологемы уже текущего времени, но тоже не терпящие переосмысления той устоявшейся общественной мысли, что на данный момент уже зашельмована практикой. Потому и ничего удивительного, что сегодня всё, на чём лежит клеймо «коммунизм», у нас подвержено остракизму.

И всё же я не стану, как у нас ныне принято, шельмовать философию мыслителей былого столетия. Но и не буду её реанимировать, пытаясь представить пред вами в наиболее выгодном свете. Простите, я не идейный коммунист, им никогда не был, в партии ни Зюганова, ни коммуниста Грача не состою, и своей выгоды от того не имею.

Просто, я смотрю на былую теорию глазами современного учёного мужа, отметая при этом все свои несовершенные чувства да с учётом сложившейся практики пропуская устаревшие знания через свой развившийся аналитический аппарат, но уже на более зрелом уровне своего понимания. А при таком подходе более наглядным становится то, что упустили праотцы коммунистической морали — это волновой характер развития, как самого общества, так и зависимой от него экономики.

Нет, я не стану вдаваться в подробности, а только скажу, что в своих теоретических выкладках основоположники марксизма-ленинизма оказались правы. Но… наполовину. Относительно той фазы развития общества, которая затрагивает его сферу материального потребления, наиболее характерную для идеологии капитализма.

Из этой же теории, как уже всем должно быть известно, следует, что кризис капитализма — это перепроизводство товаров, отсутствие рынка сбыта, обесценивание капитала, неконтролируемый рост безработицы, колоссальный разрыв между богатыми и бедными и прочее, прочее… Как результат, то, что изначально служило стимулом для духовного развития и экономического процветания общества, со временем становится тормозом того же развития.

Это же сказывается и в падении государственной идеологии и снижении эффективности государственного менеджмента со всеми вытекающими отсюда последствиями. А падение идеологии во внутриполитической жизни страны автоматически ведёт к международным конфликтам, кризису мировой экономики и мировым войнам с последующим переделом рынков сбыта и борьбой за сырьевые ресурсы.

И уже с этой точки зрения, стремления философов прошедшего времени представить более совершенную модель социального строя, способную учитывать все недостатки капитализма и избегать прогнозируемых мировых войн и глобальных кризисов, имеют вполне благовидную цель.

При этом следует учитывать и то, что каждая теория сама по себе идеальна. Ни один дальновидный политики, государственный муж или учёный никогда не желает представить визию будущего своего народа хуже того, с чем приходится сталкиваться ему ежедневно воочию. В том и заключается работа каждого дальновидного мужа, что мы все, отталкиваясь от реалий дня настоящего, пытаемся заглянуть в перспективу и, привнося своё видение в общество, тем самым заложить свой проект уже более зрелого будущего своего социума. А все негативы, что выходят со временем, являются следствием не столько наших идеальных теорий, сколько проявлением несовершенства социальной культуры.

И если культура того или иного народа не соответствует той теории, что ему привносят учёные мужи и передовые мыслители, а инженерные технологии — его образу жизни, то пока сам народ на болевых ощущениях не дозреет до осознанной необходимости этого, новые знания в него не войдут и лучше жить он не станет. А насильственное навязывание своих знаний лицу недалёкому далеко не всегда ведёт к миру и взаимопониманию.

И уже отсюда можно понять, что главное упущение теории К.Маркса и сотоварищей заключается в том, что: а) их теоретические выкладки не привязывались к культуре современного общества; и б) не учитывали особенностей человеческой психики и не опирались на знания психосоматики и основы социальной психиатрии. А то бы основатели теории коммунизма знали, что каждому обществу присущи, как свои духовные подъёмы, так и следующие за этим психологические спады, что отражается и на самой экономике.

Когда же, закладывая основу своей государственности, мы будем считать, что мы все идеальные, и уже изначально решим, что в общественных интересах всю частную собственность следует ликвидировать, а с ней и стремление личности к обогащению, то тем мы лишаем народ творческой инициативы и выбиваем почву для его дальнейшего духовного роста и экономического процветания. А на постоянном силовом принуждении и прививаемом обществу страхе государственная экономика рано или поздно зачахнет, а страна распадётся.

И это то, что случилось с Союзом. И если какое-то время в Советском Союзе проявлялся экономический рост, и даже в послевоенное время наблюдался пик достижений советской промышленности, то в дальнейшем отсутствие должного внимания частной жизни народа сказалось в социальной апатии, падении качества произведённой продукции, духовном застое в науке и явном технологическом отставании от стран с идеологией капитализма.

Сохранение Советского Союза было возможно только при своевременном переходе экономической политики страны с социально ориентированной на рыночную с предоставлением коммерческой инициативы максимально широким слоям населения. Но так как время было упущено, а сами народные массы, не имеющие должного потенциала и отвыкшие от самостоятельности, для таких преобразований были не готовы, то распад Союза оказалось явлением естественным.

А вот уже вновь образованные национально-территориальные государственные формирования, возглавляемые новой партийной элитой, тут же отказались от былой идеологии, и без учёта ошибок прошедшего времени стали втихую у себя строить капитализм. Правда, и не без помощи политического популизма и заигрывания на национальных чувствах народа.

И всё же, какие бы не говорились политиками слова, но фактически вместе со становлением новых национально-государственных формирований произошёл естественный переход политики государственной власти от идеологии коммунизма, с присущей для неё социально-ориентированной экономикой, к идеологии капитализма с рыночной экономикой или нечто к ней приближённой.

Да, это было очень тяжёлое время — время перехода с одного фазового состояния общества на другое, что очень болезненно отражалось на каждом из нас. По сути, это было то, что вполне можно было б назвать кризисом социализма: денег нет, работы нет, в голове пусто, что делать – никто толком не знает и подсказать некому. Но именно этот кризис, предоставив нам свои мотивации, и заставил всех нас перейти на совершенно иной образ общественной жизни и за счёт этого сохранить основу своей государственности.

Что показал социалистический кризис?

Прежде всего, то, что у нас нет своих цивилизованных капиталистов, инициативных предпринимателей, талантливых бизнесменов и эффективных менеджеров, на которых и держится вся рыночная экономика. А если цивилизованных капиталистов нет, то они сами начнут появляться, проявляя в себе далеко не лучшие качества человеческой сути да по ходу оттачивая все возможные приёмы отъёма и накопления своего капитала, зачатую идя на нарушение закона и слияние с криминалом.

И такой период становления своих капиталистов может продолжаться довольно длительный промежуток времени. По крайней мере, до тех пор, пока в стране окончательно не сформируется своя бизнес-элита, заинтересованная легализовать свой капитал и, оберегая себя от влияния криминала, работать в рамках закона, то есть цивилизованно и совершенно открыто. А пока этого не случится, экономика будет в тени, а весь бизнес иметь полукриминальный характер.

В общем-то, это и есть та закономерность, присущая для всех стран с переходной экономикой, которую наши ведущие экономисты, делая свои экономические макро-прогнозы, брать в свой расчёт всё никак не желают. А в качестве такого идеального примера уже можно было б привести Украину.

Но теперь, когда своя бизнес-элита в Украине, казалось бы, сложилась и страна имеет все основания, что б приступить для более качественного реформирования своей экономики, оказывается, опять пришёл кризис капиталистический.

К сожалению, вся наша элита так увлеклась законотворчеством и накоплением своего частного капитала, что как-то и не обратила внимания на то, что пик своего экономического развития при таком своём потенциале страна уж давно миновала и теперь её экономика, как паровоз без машиниста, с ускорением идёт под укос.

А это значит, что капитал начнёт обесцениваться, а власть будет терять все рычаги управления обществом, в результате чего, уже ни для кого не секрет, страна вскоре опять окажется у разбитого корыта.

А наряду с этим всё отчётливей становится видно, что в стране явно прослеживается дефицит моральных лидеров с техническим образованием, способных разрабатывать и внедрять в стране новые технологии и, объединяя вокруг себя свой народ, организовывать большие производственные предприятия.

И если при кризисе капитализма явно проявляется перепроизводство товарной массы, при социалистическом кризисе страна остро нуждалась в валюте и своих специалистах-капиталистах, способных делать быстрые деньги, то кризис настоящего времени у нас проявляется в том, что в стране нет товара, способного достойно конкурировать на внешнем рынке.

А самое неприятное, что, благодаря попустительству власти, у нас больше нет ни отвечающей времени производственной базы, на которой позволялось бы выпускать эту товарную массу; ни достойной науки, способной обогащать нас новыми знаниями; ни своего инженерно-технического персонала, способного в масштабах страны вводить новые технологии и организовывать высокотехнологичное производство. И теперь что бы восполнить всё это, нужны такие колоссальные затраты, что нашей бизнес-элите даже не снилось.

Так перекос в развитии общества в сторону капитализации общественных отношений и становления своей бизнес-элиты сказался в задержке развития отечественной науки и научно-технического потенциала страны, и, как следствие, в ослаблении роли государства в деле защиты собственных граждан.

И здесь нужно отметить, государственное производство – это тот смягчающий буфер страны, который позволяет снижать безработицу, сокращать разрыв между богатыми и бедными и, самое главное, в критические времена способствовать более мягкому переходу из одного фазового состояния общества в другое, а именно: из социализма к капитализму и наоборот, по ходу совершенствую общую технологическую культуру и организацию общественного производства.

Когда же государственная производственная база развалена либо переведена в частную собственность, то государство больше не в состоянии организовать свой народ так, что бы он мог, как минимум, пережить критические времена. И если вслед за этим вдруг нежданно появляется кризис, то, как правило, начинается либо окончательный развал государственности и переход деморализованного общества под юрисдикцию более экономически сильного государства, либо с целью самосохранения начинается мобилизация всех скрытых сил и внутренних резервов страны.

Но если развал государственности не требует каких-либо усилий от общества, так как всё может решиться и без его соучастия, то выход из кризиса всегда сопряжён с сильными общественными мотивациями, духовным единением общества, коренной сменой экономической политики государства и переходом общества через точку критического сосуществования в фазу духовного потребления. А это уже от всех вынуждает подобающей социальной культуры и более зрелой формы общественной самоорганизации.

Что ждёт Украину?

А это зависит исключительно от самого народа Украины. Но, как уже многие успели подметить, по всем предпосылкам явно прослеживается параллель с октябрьской революцией 17-го года, что в своё время осуществили большевики-коммунисты. Очевидно, история повторяется, а наш мир развивается по спирали развития.

И всё же в отличии от предшественников у нас есть преимущество. Мы уже не только интеллектуально сильней, но и обогащены опытом былых поколений. А учитывая нашу национальную упёртость, упрямство, упорство и настойчивость при достижении желаемых целей, можно предположить два наиболее вероятных для нас пути развития дальнейших событий, а именно: Революция Социалистическая или Революция Технологическая. Говорить об эволюции, как поступательном пути развития общества, увы, уже не приходится.

СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ и её краткий сценарий.

Идя навстречу широким народным массам, осуществить Социалистическую Революцию и, ничему не учась у истории, всю свою бизнес-элиту, как кассового врага, расстрелять, пересажать по тюрьмам или, как диссидентов, из страны выгнать. Прежде приватизированное национализировать, награбленное экспроприировать, предпринимателей раскулачить, а кто будет сопротивляться — на Соловки. А уже после этого можно браться за становление нового человека и растить под потребности нового времени уже свою новую – народную бизнес-элиту, запугав до поры террором народ да силой предоставленной власти удерживая его под своим подчинением.

ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ и её краткий сценарий.

1. Учитывая все преимущества и недостатки социально-ориентированной и рыночной экономик, взять на вооружение лучшее и, объединив усилия сформировавшейся бизнес-элиты и сохранившегося научно-технического персонала страны, приступить к широкому обсуждению в обществе с дальнейшим внедрением в жизнь своей научно-технической революции.

2. Аккумулировать под эгидой Отечественной Науки свободные капиталы народа, а сообществу предоставить контроль и наглядность в движении всех капиталопотоков, исходящих из проекта ТР.

3. За основу базовой экономики взять строительство и в течение ближайших пяти лет апробировать и внедрить более совершенные технологии в строительном производстве.

4. А после этого на основе долевого соучастия каждого можно приступать к тиражированию своих технологий и уже более широкому реформированию государственной экономики, привлекая для этого весь заинтересованный в этом народ. Благо, для такой революции у нас уже есть все основания.

Я сторонник революции тихой, культурной – технологической, привлекающей на свою сторону не сразу и всех, а только того, кто достоин её, и кто в ней больше нуждается. И если до такой революции народ Украины дозрел, то тогда и я, как инженер, буду востребован со своими трудами и наработанными технологическими новациями.

Но варианты возможны. И если, как инженер, со своими трудами, как и прежде, Украине буду не нужен, потому как на данный момент страна остро нуждается только в речистых вождях и пламенных рэволюционэрах, то определённое время готов послужить для всех клоуном и для острастки всей нашей бизнес-элиты и вождей-рэволюционэров поставить свою — Социалистическую Революцию. Но в рамках закона и исключительно на приёмах современной культуры.

Выбор за Вами.

Автор материала: Юрий Макогонюк


Источник: “http://politica-ua.com/politika-i-ekonomika-dva-mira-dve-revolyucii/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя